Можно ускориться

Можно ускориться

Споры о музыкальном пиратстве, о смерти винила, музыкальных технологиях, развивающихся с бешеной скоростью, о погибающих с голоду продюсерах, диджеях, переходящих на формат mp3, не просто не умолкают, а с каждым днем разгораются все сильнее, приобретая масштабы мировой дискуссии. И подобные споры возникают не только здесь, в России, но и в каждой стране, где мало-мальски развита электронная музыка, клубная культура, и люди зарабатывают на этом. Зарабатывают на этом все кому не попадя: саунд-инженеры звездных продюсеров, распространяющие среди друзей «последний альбом Дигвида», звукозаписывающие компании и лейблы, для которых до сих пор это было очень даже прибыльным делом, клубы, чьи звуковые инженеры нажимают красные кнопки на своих лэптопах во время выступления очередной звезды, диджеи, распространяющие самиздат-промомиксы без получения каких бы то ни было лицензий, и, само собой, музыкальные пираты — профессиональные охотники за свеженьким материалом или попросту воры. А в отношении воровства (и не только музыкального) Россия традиционно впереди планеты всей.

Сначала давайте посмотрим на статистику.

Международное музыкальное пиратство давно уже вышло на промышленный уровень, поражая своими объемами продаж (около 5 млрд. долларов) неправительственные организации, которые не в состоянии в одиночку, без поддержки пассивного к этой проблеме государства, оказать должное сопротивление пиратам. По крайней мере, они следят за происходящим и призывают общественность и правительства обратить внимание на творящийся беспредел.

Согласно данным, опубликованным в докладе международной звукозаписывающей индустрии, в десятку приоритетных стран, где для борьбы с пиратством необходимо вмешательство на правительственном уровне, вошли: Бразилия, Китай, Мексика, Польша, Россия, Испания, Тайвань, Таиланд и Украина. Первое место в десятке занимает Китай, где уровень пиратства составляет 90% и оценивается в $530 млн. (данные по состоянию на 2003 год), несмотря на то, что Китай является членом ВТО. Россия, Бразилия и Мексика также являются странами с развитой индустрией пиратства, и где пиратские продажи во много раз превышают потребности легального рынка. Тайвань и Таиланд производят массовое изготовление пиратских компакт-дисков; Испания также является страной с быстрорастущим уровнем пиратства; в Польше, на центральном стадионе в Варшаве в огромных количествах продается пиратская продукция. Парагвай служит воротами для массового ввоза и вывоза пиратской продукции. Украина остается в этом списке, несмотря на то, что большинство заводов-изготовителей оптических дисков были перенесены на соседнюю территорию в Россию.

По данным Ассоциации производителей программного обеспечения (Business Software Alliance, BSA) и компании IDC (International Data Corporation), ведущим аналитическим и консалтинговым агентством, занимающимся изучением и прогнозированием тенденций развития мировой индустрии информационных технологий, в Восточной Европе в 2003 году наблюдался самый высокий среди регионов мира уровень компьютерного пиратства — 71%. Свой вклад в это сомнительное «достижение» внесла и Россия с показателем в 87%.

Прогнозы BSA и IDC не утешают программистов и музыкантов:

«При отсутствии эффективных законов об авторском праве в Интернете, а также действенного применения этих законов на практике онлайновое пиратство — с использованием спама, онлайновых аукционов и пиринговых систем — будет продолжать расти вместе с увеличением использования Интернета. На конец 2003 года пользователей Интернета насчитывалось 700 млн. человек, а к концу 2007-го их будет свыше 1 млрд. человек.

Многие из новых пользователей придут с развивающихся рынков: только в Китае за ближайшие три года добавится почти 90 млн. новых пользователей Интернета. Онлайновое пиратство упрощается благодаря росту скорости передачи данных — более скоростные подключения позволяют пользователям быстрее отправлять и загружать более крупные файлы. Сегодня широкополосным подключением обладают 70 млн. семей, а к концу 2007 года их число увеличится еще на 100 млн. семей во всем мире».

Как показывает практика, наиболее действенным способом борьбы с пиратством является объедение звукозаписывающих компаний, которые при активной поддержке государства и закона, вычисляют производителей, продавцов и потребителей и призывают оных с помощью судов к ответственности. В некоторых странах борьба с музыкальным пиратством приносит определенные результаты, как, например, в США, где правосознание находится на достаточно высоком уровне. Согласно американским законам, за нелегальное копирование музыкальных файлов любителей музыки ждет штраф от 750 до 150000 долларов за каждый файл. Но и американцы считают такие меры слишком суровыми и призывают карать лишь злостных нарушителей. Одно дело, когда повестку в суд получает 50-летний дедушка Боб Барнс из Калифорнии за то, что скачал пару сотен песен, и совсем другое дело, когда иск предъявляется сети киберкафе EasyInternet Cafe, которая предоставляла своим посетителям возможность скачать музыкальные файлы и записать их на «болванку».

А стоит ли бороться?

Наверное, кто-то скажет, что такие мысли порождают анархические взгляды на мир и пассивная позиция правительства по отношению к проблеме музыкального пиратства, но все же позволю себе поделиться некоторыми соображениями.

А может каждодневно ускоряющийся высокотехнологичный мир придет к тому, что фонограммы — будь то синглы, альбомы или миксы — никому не будут интересны? Синглы уже очень плохо продаются. Разве что заядлые коллекционеры или диджеи, т.е. люди, занимающиеся музыкой профессионально, покупают синглы в музыкальных магазинах себе в коллекцию или на один-два вечера. Но, в то же время, в целом, показатели 2004 года свидетельствуют о росте суммарного объема продаж музыкальных альбомов (не забывайте: это лицензионная продукция). При этом объем рынка пиратской продукции увеличился за последние 5 лет в 3-4 раза и продолжает расти. Таким образом, общий рынок музыкальной продукции — как «белой», так и «черной» — растет! И «черный» рынок растет значительно быстрее.

Обратите внимание, что музыкальный мир дробится на более мелкие миры. Сейчас уже не рождаются супер-звезды мирового масштаба вроде Мадонны, Rolling Stones, Джорджа Майкла или U2. Звезды стали звездочками, стремящимися занять свое место под солнцем в определенной музыкальной нише. Сегодня для потенциального потребителя музыкальной продукции существует неограниченный выбор исполнителей, жанров, групп и стилей. Мало того, что для потребителя перестали существовать музыкальные иконы 122, так потребитель становится с каждым днем все голоднее, закачивая гигабайты «новой» музыки. Вчерашний трек или микс становится забытым уже сегодня, потому что сегодня можно скачать новый трек или микс. И можно смотреть на это негативно: «люди не могут оценить», а можно и позитивно: «люди очень быстро оценивают», и, даже оценив, в лучшем случае послушают микс два-три раза. Это новая наркомания: тяга к новому.

Безусловно, никто не будет покупать микс, который захочется послушать лишь пару раз, а после перейти к новой порции, и в ближайшее время традиционные лейблы просто умрут. К чему же мы придем? Неужели вместе с винилом, вместе с Global Underground и Renaissance умрет вся электронная музыка? Что же мы будем слушать?

Кто будет отбирать лучший материал?

А не кажется ли вам, что со временем мы придем к тому, что музыканты будут играть только лайв? Понятие «диджей, играющий чужие пластинки», со временем исчезнет, потому как уже сейчас каждый диджей понимает, что если он не станет продюсером и не изобретет свой саунд, то карьере его не сегодня, так завтра придет конец! И тогда в дело идет все: прокуренный вокал любимой девушки, гитара, заброшенная на чердак со школьных времен, советский синтезатор и easy-listening.

Завтра будет только одно понятие — лайв-акт! И только на танцполе можно будет услышать вчерашние домашние заготовки диджея, а послезавтра его микс можно будет скачать в Интернете с сайта клуба, в котором он играет сейчас. Зарабатывать будут только клубы, саунд-системы, производители софта и музыкального оборудования. И в цене будут только те диджеи, которые способны рождать свой собственный саунд здесь и сейчас, потому как чужая музыка давно уже всеми закачана и переслушана. Вместе с понятием «лайв-акт» выживет только понятие «ремикс». И ремикс будет называться не Aya — Sean (James Zabiela edit) [Naked Music], а Aya — Sean (James Zabiela @ Crobar 16.03.05 edit) [Crobar Music].

Это эволюция, неизбежный процесс. И индустрия сейчас стоит на грани: старые уже понимают, что не могут заработать на пластинках, каждую из которых пишут по несколько месяцев, а за неделю до официального релиза она уже в сети; а молодые понимают, что не могут заработать на пластинках, которые все уже слышали. Еще один виток прогресса — и лед тронется. Молодой понимает, что его музыка, его саунд, его вокал, его домашняя заготовка — это то единственное, что он может продать. И нет времени стоять в очереди на прослушивание в мейджор-лейбле, есть время только научиться делать что называется «на лету» (on the fly), есть время разобраться во всех этих новомодных примочках и эффектах и идти поражать публику своей ловкостью, своей техничностью, и в то же время своим талантом изобретать новый саунд здесь и сейчас, в клубе, саунд, который никто никогда раньше не слышал.

Сегодня не пираты стараются опередить лейблы, а лейблы пытаются опередить пиратов, следуя инстинкту самосохранения. Почему лейблы выпускают промо-релизы миксов и альбомов? Зачем нужны промо-релизы по заниженной цене, если через неделю-две выходит официальный релиз, который будет лежать на той же полке того же магазина?

Если промо-релиз ориентирован на сгорающего от нетерпения фаната, то этот же фанат с большей вероятностью купит полноценный релиз в твердой коробке и вложенным в нее буклетом. Тогда почему? Потому что пираты уже опередили лейблы — микс уже в Интернете!

Все ускоряется, у мира новые запросы, и нужно соответствовать этим запросам. Еще чуть-чуть и будут только Джеймсы Забиелы, повернутые на Pioneer, Саши на Ableton Live и промоутеры клубов, помешанные на саунд-системах Phazon. Частично соревнование диджеев превратится в соревнование производителей и их брэндов. Потому что эволюция и продолжается во многом благодаря новым звукам и новой технике. Останутся букинг-агентства, клубы и сайты клубов, которые будут продавать лайв-миксы по договору с диджеем. Клубы будут лейблами. И это будут не просто клубы, а глобальные сети а-ля Pacha: Pacha Ibiza — Pacha Madrid — Pacha London — Pacha Moscow...

Осмелюсь предположить, что творчество не имеет прямого отношения к деньгам (а для многих и косвенного), музыкальное творчество как таковое не может умереть с исчезновением лейблов, с исчезновением винила и даже с исчезновением компакт-дисков. Творческие люди будут искать новые пути для реализации своих идей, для продажи своих идей, для представления своих идей широкой публике. Это нормальный эволюционный процесс. Выживает быстрейший!

При копировании статьи ссылка на сайт www.inmix.ru обязательна!


..Следующая страница->